Кошка на раскаленной крыше

По пьесе Теннесси Уильямса
Режиссер: Полина Fractall Watch the trailer
Share this:

Duration: 3 часа с двумя антрактами

Nearest performances

21 December,  Saturday
19:00
22 December,  Sunday
19:00
4 March,  Wednesday
19:00
5 March,  Thursday
19:00

Автор – Теннесси Уильямс
Перевод – В. Воронин

В момент жестокого кризиса семья Поллиттов оказывается перед выбором: продолжать жить привычной жизнью, полной склок, обманов и ненависти, или наконец освободиться от лжи и разобраться с собой по-настоящему, невзирая на сопутствующую этой «операции по-живому» боль. Заглядывая внутрь частного дома американцев-южан образца 1950-х годов, в котором царят правила приличия, пуританство и притворство, зритель увидит очень понятное для нашего времени стремление к саморепрезентации через идеальную картинку, часто скрывающую за собой отчаяние, боль и страх, которые будут вскрыты, для того чтобы могло восторжествовать то настоящее, к которому стремится каждая душа. История о том, как близкие люди выбираются из ямы непонимания и отсутствия коммуникации, помещена режиссером Полиной Fractall и художником Варварой Тимофеевой в обстановку кинопавильона: разрыв между экранной и реальной жизнью оказывается предметом исследования авторов спектакля.

 


Режиссер Полина Fractall: «Это пьеса о любви и честности перед собой, и о том, что честность начинается с честности перед собой, потом перед другими, и иногда кажется подобной смерти – настолько велико нежелание людей смотреть правде в лицо. Но если в какой-то ситуации, в данном случае – в семье, накапливается много лжи, это начинает гнить, выражаться в виде болезней и уродливых проявлений. Чтобы разобраться с этим, нужна колоссальная смелость – это операция по живому».

Художник Варвара Тимофеева: «Сценографическое решение предполагает отсылку к голливудскому настроению вокруг этой пьесы, известной во всем мире, и игру с ним. У нас есть два пространства: павильон, в котором идет съемка фильма «Кошка на раскаленной крыше», и некая территория вне павильона, где актеры, выходя или не выходя из образа, существуют перед зрителями.
Меня заинтересовало то, что в пьесе есть не только история любви мужчины и женщины, но и перекрестные связи: невестка и свекор, папа, сын, еще одна невестка. И в образе каждого персонажа я искала, как они будут сочетаться – не только парами, но и друг с другом, потому что на фоне кризиса там выявляется очень много внутренних взаимоотношений, чувств и историй» 

More events Full repertoire