As decreed by the President of the Russian Federation, non-working days are extended through May 31. This means there will be no performances, the theatre's box office will be closed.

Please take care of yourself, stay at home, and join our online broadcasts!

Первый сверленыш увидел свет

12 June 2015

Премьера оперного сериала в пяти эпизодах и шести композиторах

Текст: Марина Гайкович, зав. отделом культуры «Независимой газеты»

В Электротеатре «Станиславский» прошла премьера первого эпизода оперного сериала «Сверлийцы». Всего в цикле пять частей, их представление растянется на целый месяц. После «Синей птицы» (всего три вечера) Электротеатр выходит в лидеры сезона как минимум по части сочинения театральных макроформ.

«Ноги» у «Сверлийцев», если говорить об источниках из области музыкальной литературы (у собственно текста корни скорее всего иные), растут из Вагнера: музыкальный руководитель Электротеатра и автор первой части сериала Дмитрий Курляндский так и говорит — на месяц мы станем своего рода Байройтом. Параллели с «Кольцом нибелунга» (сознательные или нет) есть даже музыкальные — так, последняя часть, написанная композитором Владимиром Ранневым, заканчивается, как сказал сам автор на встрече с публикой, получасовым звучанием ми-бемоля. Примерно так же и у Вагнера, с поправкой на XIX век, конечно. Да, собственно, и Курляндский тоже работает в духе знаменитого вступления к «Золоту Рейна» (с тем самым, где очень долго звучит ми-бемоль мажорное трезвучие).

Впрочем, что будет у Раннева, мы услышим в июле — а вот Курляндский в некотором смысле тоже работает в духе тетралогии: инициация вагнеровского мифа происходит из мажорного трезвучия, сверлийского — из квинты и «гуляющих» обертонов, своеобразной монотемы, или мономатерии, которую композитор виртуозно формирует в течение часа. Небольшой инструментальный (Questa musica) и вокальный (N’Caget) ансамбли под управлением Филиппа Чижевского, большей частью на пиано, очень тихо и нежно производят парящее, словно хрустальное, облако звуков. Сам Курляндский сказал, что при сочинении этой оперы ему пришлось в некоторой степени отказаться от себя, от своего творческого «я». Но в действительности три последние оперные его сочинения («Астероид 62», «Носферату» и «Сверлийцы») при внешней разности музыкального языка обнаруживают одну общую черту: эти партитуры способны захватить и растворить в себе слушателя (при условии, что он сидит в удобном кресле, а не стоит на балконе, вытянув шею), так что даже мудреный текст Бориса Юхананова (автора романа-оперы «Сверлийцев», он же — режиссер спектакля) в какой-то момент начинаешь воспринимать не как носитель смысла, а как часть звучащего тела.

Тема первой оперы — одновременно гибель и возрождение цивилизации сверлийцев, способной существовать и в настоящем, и в прошедшем, и в грядущем. Это и философия, фэнтези, и средневековая сага, правда, с неким оттенком авторской иронии к своему же тексту. Так, выполнит ли рожденный сын царя Упыря и царицы Лядищи свое предназначение, мы так и не узнаем, Юхананов, по его же собственным словам, концентрируется не на последовательном изложении сюжета, а на важных для понимания сверлийского мира ритуалах.

Постановка первой части, собственно, как и музыка, довольно статична и очень колоритна (художник): на видеостене пестрое лоскутное одеяло, где угадываются приметы европейской архитектуры (Венеция и Санкт-Петербург, по мысли автора, — города-прообразы Сверлии), перевозчики во времени, сверлийские Хароны, на гондолах транспортируют соотечественников сквозь пространственные каналы — сверлийцы могут сообщаться с Землей. В это время маленький принц, чей плач мы слышим в самом начале оперы, постигает свою миссию через рассказ отца.

Что будет дальше — узнаем: ближайшая серия пройдет 15 и 16 июня (Борис Филановский), за ней, тоже по понедельникам и вторникам, — сочинения Алексея Сюмака, Сергея Невского и Алексея Сысоева (Четвертый эпизод был отдан двум композиторам) и Владимира Раннева.

ссылка на материал

Share this: