As decreed by the President of the Russian Federation, non-working days are extended through May 31. This means there will be no performances, the theatre's box office will be closed.

Please take care of yourself, stay at home, and join our online broadcasts!

В культуре. О двух оперных сериалах

15 July 2015

Текст: Марина Гайкович, заведующая отделом культуры «Независимой Газеты»

В начале недели завершился оперный сериал «Сверлийцы», что в течение месяца представлял «Электротеатр Станиславский»: пять вечеров (серий), шесть композиторов — сегодняшних лидеров новой музыки проводили слушателя по запутанным лабиринтам вымышленного сверлийского мира. Понятного в текстуальной и контекстуальной основе этих сочинений было, честно говоря, немного — изложение истории было нелинейным, и в конце концов собственно сюжет и текст стали одновременно и неким отправным пунктом — и точкой возврата для композиторов, каждый из которых пытался встроить поэтику Последнего Сверленыша, с которым автор романа Борис Юхананов отождествляет себя, в собственный музыкальный мир. Правда, каждый из композиторов при этом сказал, что от себя (от творческого «Я») тоже пришлось отказаться — слишком непривычными для их собственного мира оказались созданные партитуры. В общем, в последней серии, ее написал композитор Владимир Раннев, Сверлия, кажется, гибнет. Сразу вспомнились его собственные слова о том, что эта партитура, возможно, заведет слушателя в зону дискомфорта (в отличие, скажем, от медитативной среды первой серии, ее автор — Дмитрий Курляндский): примерно в точке золотого сечения (может, чуть раньше) в прозрачное — и призрачное — звучание вокально-инструментального ансамбля врезаются погребающие Сверлию ор мегафонов и грохот мухобоек. Удивительная метаморфоза случилась за эти пять вечеров: то, что в начале выглядело как экспериментальный театр, синтетический театр, к концу преобразилось в театр собственно музыкальный: это почувствовал и сам режиссер (Юхананов), решив последнюю оперу просто в духе концертного исполнения. Хор-ансамбль-солисты, никаких движений, ничего лишнего. Мир гибнет. А надежда, как эхо, остается. На искусство, которое спасет мир, и не в целом, а конкретно — в данном случае силами Принца Сверленыша и его Сверлами (или Дреллерами?) — композиторами.

Новая серия другой мыльной оперы (пусть и начиналась как драма) — по продолжению и содержанию конкурирующей с лучшими латиноамериканскими образцами — вышла в Новосибирске. Юрист Инесса Рябинина обратилась в суд с требованием обязать Новосибирский государственный театр оперы и балета показать спектакль «Тангейзер» в оригинале. «Я в середине марта посетила спектакль. Мне показали не то, что было заявлено, когда я приобретала билет… Заявлен был спектакль по либретто Вагнера и музыкальная часть Вагнера, а показали мне частичную дребедень», — заявила истица.

Интерпретировать эту в целом курьезную ситуацию можно по-разному. Странно предположить, что юрист — то есть человек с высшим образованием, да еще и с подкованной гуманитарной базой (знает, как именно у Вагнера!) — будет всерьез через суд требовать так называемой традиционной постановки. Осмелюсь предположить — лишь в качестве интерпретации фактов, — что это инспирированный руководством театра шаг, направленный на возвращение «Тангейзера» на сцену. Сложнейшая партитура выучена и блестяще исполнена солистами, хором и оркестром театра, но пользы от этого — ноль. Теперь, когда официально изъявлена воля народа (в виде заявления Инессы Рябининой), почему бы не удовлетворить требование и не вернуть спектакль на сцену (без «дребедени», естественно)? Демократия…

Share this: