In connection with the March 16, 2020, Decree of Mayor Sobyanin, the Stanislavsky Electrotheatre, like all other theatres in Moscow, has cancelled all performances and other events until April 10, 2020, inclusively.

The lobby, the Word Order bookstore, and the lobby cafe will be closed through April 10.

The theatre box office will be open from March 25—29 and April 6—10  from 12 a.m. to 7 p.m. Here you may return tickets originally purchased at the box office, or purchase tickets for performances and events planned after April 10.

Please be careful, and take care of yourself!

Кадр из фильма «Жестокая болезнь мужчин» (1987)
20 July, 21:00
Film, Theatre Yard

Программа короткометражных фильмов Игоря Алейникова и Глеба Алейникова

Летний кинотеатр СИНЕ ФАНТОМ
Режиссер:
AboutOrganizersParticipants
16+
Book tickets
Share this:

В историю кино Игорь Алейников с братом Глебом вошёл как создатель параллельного кино, андерграундных фильмов, снятых на узкой пленке, таких как «Трактора» (1987), «Я холоден, ну и что?» (1987), «Жестокая болезнь мужчин» (1987), «Постполитическое кино» (1988). В системе официального кино братья Алейниковы начали работать в конце 1980-х годов. Сняв на базе киностудии «Мосфильм» короткометражный фильм «Здесь кто-то был» (1989) и полнометражный фильм «Трактористы 2» (1992), они в то же время продолжили работу в параллельном независимом кино («Америга», 1990-97).


«Что думают братья Алейниковы о своих фильмах», журнал «Сине Фантом», № 9:

«Авторы считают, что в современной ситуации человечество должно быть готово к информационному кризису в искусстве, когда чисто математически все варианты наборов информации будут перебраны и для продолжения прогресса нужна будет новая информация, новые структурные модели, большая обработка. Речь идет о выходе на компьютерное искусство.

Но компьютер не дар божий, и для того, чтобы контактировать с ним, нужно иметь набор единиц, с которыми машина могла бы работать. Искусство нужно дробить на такие единицы, и чем мельче, тем лучше, поскольку из более мелких будут строиться более ажурные конструкции. Подобный язык существует, авторы не создают его, а пользуются им. Бесспорно, что этот язык разрушает многие иллюзии по поводу искусства. Авторы мечтают, чтобы этим языком овладел зритель, особенно тот, который считает себя причастным к созданию произведений искусства».


«В среде московского андеграунда братьев Алейниковых называют постконцептуалистами. Они, что нетипично для постмодернистов, брали самих себя в качестве всей культуры и делали на этой основе кино, полностью состоящее из концептов их прошлого творчества. Многие из их экзерсисов были ловко замаскированы под любительские, домашние — иногда нарочно, как агитка или демистификация, иногда по халатности.

Они не были намерены быть экспрессивными. В отличие от ленинградцев, в Алейниковых не было эпатажа. Их фильмы были спокойными и будто находились в пространстве свершившейся революции: рукодельные коллажи, хроника, архивно-помоечные материалы, тексты-титры, советские песни и гротескные кривляния перед 16-миллиметровой камерой. Но даже титр с фамилией уже был достаточно концептуален: он осознанно отсылал к одному из самых ярких мифов советского кино. Вынося свою малораспространенную фамилию в титр, режиссеры подчеркивали преемственность по отношению к Петру Алейникову, ключевому актеру эпохи сталинского малокартинья и советской целины. Из этого совпадения родились фильмы «Трактора» (1987) и «Трактористы 2» (1992) — оба производные от советских «Трактористов» (1939). Тот факт, что сами они были братьями-режиссерами, связывал их непосредственно с Люмьерами — а значит, с миром кино». – Гордей Петрик, «От некрореализма до ТНТ: история русского параллельного кино», журнал «Нож».

 

Organizers

CINE FANTOM Film Club