As decreed by the President of the Russian Federation, non-working days are extended through May 31. This means there will be no performances, the theatre's box office will be closed.

Please take care of yourself, stay at home, and join our online broadcasts!

«Игра в ХО». Кадр из видеофильма. Фотограф: Андрей Безукладников, 1987
26 June, 21:00
Film, Foyer

Сумасшедший принц Японец | Игра в ХО

Программа летнего кинотеатра СИНЕ ФАНТОМ
Фильмы Бориса Юхананова
Share this:

«Сумасшедший принц Японец»
1988–2006, 80 мин., Digital Betacam

Режиссер: Борис Юхананов
Оператор: Борис Юхананов
Продюсеры: Глеб Алейников, Александр Дулерайн, Борис Юхананов
В ролях: Евгений Чорба
Производство: Всемирный Театр Театр Видео, Сине Фантом
СССР — Россия

Эту главу из «Видеоромана в 1000 кассет» критика параллельного кино, вероятно, отнесет к разряду экстремистских и эпатажных. Она является одной наиболее сложных, густонаселенных глав видеоромана, целиком погруженной в контекст так называемой «новой», или «молодой», культуры, сложившейся в андеграунде к середине 80-х годов. Переосмысливая с помощью видео основные положения «новых» «о культуре», «о жизни после смерти», она задается вопросом, выживет ли после выхода из подполья бывшая андеграундная культура, оказавшись теперь в социуме, не окажется ли она мертворожденным ребенком.
 


«Игра в ХО»
1987–2006, 65 мин., Digital Betacam

Режиссер: Борис Юхананов
Сценарий: Борис Юхананов
Оператор: Сергей Борисов
Продюсеры: Глеб Алейников, Александр Дулерайн, Борис Юхананов
В ролях: Никита Михайловский, Евгений Юфит, Борис Юхананов
Производство: Всемирный Театр Театр Видео, Сине Фантом
СССР — Россия

Основная тема фильма касается отношений молодой культуры 80-х к диссидентской культуре 70-х годов. Уезжать или оставаться в СССР — вот основной вопрос, вокруг которого развивается сюжет. В фильме моделируется пространство принципиально несуществующей игры… Игры в «ХО»! Косой крест и ноль — два центральных знака поколения. Вот жизнь / (косая линия), а вот перечеркнули жизнь (Х), образовался 0 — играем в «ХО» (Хо!..) ХО — это индуктивная игра. Правила задаются в процессе самой игры… Два друга играют в ХО, подмечая или образуя вокруг себя кресты и ноли, более того являясь крестом (Марк) и нулем (Никита). У этой игры не может быть выигравшего и не может быть проигравшего.

После показа фильмов – традиционное для киноклуба СИНЕ ФАНТОМ обсуждение со зрителями.

Комментарий режиссера
«В технике фатального монтажа я полностью произвел матрицу фильма «Сумасшедший принц Японец». Более того, во время съемок этого фильма, я не вынимал заряженную 3-х часовую видеокассету из камеры Video8, но, двигаясь вдоль съемки и жизни, я последующим эпизодом вышибал предшествующий, естественно, предварительно установив нужное мне место в матрице. Видеокамера в этот момент оказывалась своеобразной «темпоральной скрипкой», пользуясь которой, я перемещался из одного эпизода-времени в другой.

Стирание или вычеркивание как особого рода волшебный пунктир накладывалось на непрерывность матрицы, рождая внутри нее особый вид дискретного переживания, отражая тем самым невозможные для реального протекания времени перемещения и стыки между ними. Непрерывность одного процесса съемки внутри эпизода сталкивалась с новой непрерывностью, рождая временной и действенный рельеф фильма. Все это происходило на протяжении нескольких месяцев съемки и все эти темпоральные операции (надрезы) производились на теле все той же самой трехчасовой кассеты, которую я вынул из камеры только после окончания всего процесса. А вот потом при создании окончательной вариации главы романа я покрыл тело матрицы еще и монтажом, естественно, существенным образом сократив время фильма.

Таким образом, сам фильм «Сумасшедший принц Японец» существует у меня в форме матрицы, сделанной на принципе фатального монтажа и вариации, при производстве которой применен, как это часто у меня бывает в вариациях монтаж по композиции без нарушения временной последовательности эпизодов, т.е., попросту говоря, я просто убираю лишнее, что кажется мне неуместным для конкретной вариации. «Японец» существует как матрица с одной вариацией». Борис Юхананов

Комментарий зрителя
«Для меня «Игра в ХО» является определённой игрой между спонтанностью и импровизацией – и я связываю эти понятия, может быть вызывающе произвольно, с подходами Арто и Брехта к актёрскому действию: погружением, вовлечением актёра в игру такой интенсивности, что игра уже и вовсе не игра (Арто) и дистанцированностью к игре, «невлипанием» в неё (Брехт). Скажу больше, пусть, возможно, даже это и не задумывалось, «Игра в ХО» является территорией борьбы «Арто» и «Брехта» (я специально закавычиваю, так как эти фамилии тянут за собой тяжёлый шлейф референций – у каждого человека есть свой Арто и Брехт)». Алексей Тютькин, преподаватель, кинозритель-кинописатель, эссеист.

Organizers

CINE FANTOM Film Club

Смотрите также All events